Не сердись на меня, тихий друг

Не сердись на меня, тихий друг,

Не досадуй, прости, извини:

Слишком много порой жутких мук,

Слишком часты тяжелые дни.

Жизнь ко мне и всегда-то строга,

Но подчас с ней не сладишь никак, —

Она жмет и теснит, как врага,

Бьет, как тяжкий, железный кулак.

В эти дни я угрюм и суров,

Болен телом и болен душой

И заплакать, пожалуй, готов,

И махнуть безнадежно рукой,

В эти дни не гляди на меня, —

Много их, но не вечны они.

И найдется ж хоть искра огня,

Что согреет и в темные дни,

 

1910