МАЛЕНЬКИЕ ФЕЛЬЕТОНЫ

ПОСЛЕ КОНЦЕРТА ЯНА КУБЕЛИКА

 

 

Выйдя из освещенной залы, переполненной разнообразной толпой, на улицу, я твердо решил разобраться в нахлынувших потоком настроений, чувств и дум, которые навеяли прекрасные, легкие и уверенные звуки волшебной скрипки Яна Кубелика. Но не успел я сделать и двух шагов, как услышал почти над самым ухом:

—    Из всех вещей мне понравились только две. Одну я не помню, а другая, кажется, Бетховена...

—    Нет, Паганини.

—    Паганини он вначале играл; не спорь, пожалуйста...

—    Да, знаете ли, приятно послушать хорошего музыканта. Скрипка так и поет, так и поет... Только редко они к нам приезжают.

—    Редко да метко. Входной билет два рубля десять. А вы заметили, какие у него глаза. И брови тоже — широкие, черные.

—    Я, знаете ли, далеко стоял и, признаться, не разглядел...

—    А я успела прочесть в зале его биографию. Вот только не разобралась: чех он или поляк? Если поляк, то почему у него губы такие толстые...

—    А по-моему, будь он двадцать раз уродом, за одну игру, кажется, я бы в него влюбилась...

Я оставил беседующих позади, решив, что трудно будет составить личное мнение об игре Кубелика, если будешь слушать других. Но не тут то было. Впереди горячо рассуждали:

—  Не успел он начать чешский танец, как у него струна лопнула... Вы заметили это?

—  Да, это был номер! А говорят еще, что у него души нет...

—  А я думал, что у него запасной струны не найдется. Вот бы скандал вышел!..

—  Говорят, что его скрипка сто тысяч стоит.

—  Полно решетом-то чертей ловить. Напугать можешь...

—  А как называется этот прием, когда он пальцами струны перебирает? Я все забываю.

—  Пиччикато.

А ему кто-то сказал:

—  Спичикато. Ха-ха-ха...

Перегоняю по возможности веселых людей, но и сзади и спереди все говорят об одном: —...Приехал, сыграл и уехал.

—  Не оставаться же ему на масленицу!


[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11