МАЛЕНЬКИЕ ФЕЛЬЕТОНЫ

Как немеркнущий свет забытого чистого прошлого.

Как дивная светлая сказка первых дней их младенчества.

Как напев колыбельной песни, которым кто-то давно-давно баюкал их раннее, нежное детство...

И встает перед ними ясный дивный образ. И обдает их лучезарным светом. И ласкает их тихим сиянием.

Любовно-кротко смотрит на них из глубины тысячелетий этот мягкий свет всевидящих глаз, и звучит нечеловеческий голос — голос вечной божественной правды:

—  Да любите друг друга.

И грезится ровная гладь пустынного озера, и братья-рыбари, закидывающие сети... И снова озеро, бушующее, грозное, и на гребнях волн его шествующий Призрак Богочеловека, повелевающий буре и волнам...

А жизнь все тянется и зовет, все искрится и манит, и тонет в кровавых образах. И бурно рукоплещут ей люди-дети. А с высоты креста кротко глядит на них лик Искупителя. Низко склонилась опущенная глава Его. Распростертые, пригвожденные руки стремятся как будто обхватить весь этот страшный, залитый кровью мир, обнять всех заблудших, растерянных, ищущих в одном общем призыве к любви и всепрощению:

—  Прости им, Отче, они не ведают, что творят.

 

[1913]

 

КАРЛИК И ЧЕЛОВЕК

 

 

То, о чем здесь идет речь, случилось в одном, всем известном, уважаемом семействе нашего города. Милому, благовоспитанному мальчику Коленьке в именины на Николу зимнего тетя Соня подарила прехорошенькую вещицу: карлика.

Вещица была сделана из глины, ярко раскрашена и представляла собою копилку.

Возле большой бочки, обхватив ее и руками, и ногами, сидел карлик в зеленой куртке, седобородый, с большой головой, повязанной красным башлыком.

А лукавые, жадные глаза карлика были устремлены на неширокое отверстие в бочке: сюда Коля один з.а другим опустил двадцать новеньких серебряных пятачков, подаренных тетей вместе с копилкой.

И увлекла эта копилка Колю; даже во сне он карлика видел. И стало его главной мечтой, как бы поскорее копилку доверху наполнить. Всю мелочь, которой родители его благонравие поощряли (был в семье такой обычай), высыпал сюда Коля.

Зато приятно было ему взять порою копилку, встряхнуть и услышать, как звякнет там мелкое серебро, и почувствовать, что копилка уже тяжеленька.


1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11