ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Оставалось не более двадцати минут до окончания урока, когда Людмила Николаевна Соколова вошла в класс. Не ответив, против обыкновения, на приветствия воспитанниц, быстро вошла на кафедру, села, поставив локти на стол, тяжело опустила на них голову. Потом стала машинально водить пером в журнале по фамилиям воспитанниц, точно выбирая, на ком остановиться. Сообразила, как будто, что надо делать. Остановила перо.

—  Смотри, тебя,— толкнула в бок соседка девочку, не выучившую урока.

Назвала. Девочка вышла с книгой и стала переводить. Путалась, останавливалась, искала слова, низко нагибаясь над книгой. Пользуясь тем, что классная дама на нее не смотрит, повертывалась в полоборота к классу и бросала между словами перевода:

—  Медамочки, подскажите...

Людмила Николаевна не замечала. Когда ученица замолчала, она по привычке сказала.

—  Ну?

—  Я кончила, Людмила Николаевна,— сказала девочка.

По привычке взяла у ней из рук книгу, посмотрела. Французский перевод был частью написан между строками текста. Следовало бы бросить книгу, рассердиться, раскричаться. Что-то мешало. Что-то говорило внутри, что все это сейчас не важно, а важно что-то другое, чего она еще не знает, что ждет ее впереди. Привычным жестом рука машинально вывела единицу.

-  Садитесь.

-   Кол, - шептала подругам девочка, возвращаясь на место.

-   Фу, злюка. - И она высунула язык в сторону учительницы.

Прозвонил звонок. Людмила Николаевна отошла к дверям.

-   Слава Богу! Урока не задала, - облегченно вздохнули девочки.

-   Людмила Николаевна, расписаться забыли, - бежала за ней с журналом дежурная.

Людмила Николаевна ничего не слышала. Она была уже на лестнице, ведущей в швейцарскую.

Что бы это значило, что начальница вызвала ее перед последним уроком, так долго заставила ждать в приемной? А потом этот совсем особый тон, этот намек на что-то, что ей стало известным? И еще, если слух ей не изменил, было сказано, с каким-то, больно резнувшим ее подчеркиваньем, что она должна быть ко всему готова... Готова к чему же?

-  Людмила Николаевна, пожалуйста в канцелярию. Секретарь просят, - остановил ее при выходе рассыльный.

Пошла.

-   Людмила Николаевна, вот извольте подписать, пожалуйста.

-   Подписать? Что? - Она не поняла. - Что же это подписывать?

-  Их превосходительство изготовить велели...

-  Ах? Да? Ко всему готова... Так вот что? - Пробежала бумагу глазами. Не поняла. Еще прочла.

-   Это что же? - спросила.

-   Прошение об увольнении вашем от службы.


1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10