ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Пронесся шелест шелкового платья. Склонились почтительно, в глубоком молчании головы. Зал совета опустел.

Шагая по каменным плитам по направлению к швейцарской, почетный опекун облегченно вздохнул. Совет утомил его. Предмет совещания в сущности его мало интересовал. Для него было глубоко безразлично, за что увольняют какую-то Соколову. Если бы вопрос шел об увольнении не только ее, но и всех прочих учительниц, и всех классных дам, он едва ли проявил бы более интереса. Когда глаза его украдкой останавливались на стеклянной двери, его исключительно занимала мысль — увидеть хорошенькую темную головку на тонкой шее и хорошо знакомую фигуру высокой стройной девушки. «Придет Елена или нет?» — думал он. Ему хотелось, чтобы она пришла. Вызванный неожиданно начальницей, он не успел ее предупредить. Это раздражало его. Он привык, чтобы его каждый раз встречала и провожала эта милая девушка. Любил держать подолгу в руках и гладить ее нежную маленькую руку. Любил ее смущение и краску, когда он подолгу пристально всматривался в ее глубокие темнопрозрачные глаза.

«Ну, до завтра!» — подумал он.— «Скажу ей завтра, чтобы она выбросила из головы эти глупости — искать места! К чему ей место?.. С ее личиком и фигуркой, и вдруг... в гувернантки! Брр!.. Пусть положится во всем на меня, и без моего совета ни на какое место не соглашалась бы. Испортят у меня только девочку!»

Такое решение успокоило его. Он вынул из кармана пальто коробку конфет, вложил осторожно под бумагу, в которую она была завернута, визитную карточку, написав на ней предварительно несколько слов карандашом.

—  Барышне Ставровской прикажете, ваше превосходительство? — предупредительно поспешил швейцар, широко отворяя перед ним входную дверь.

—  Скажи, брат, дяденька прислать изволил, понимаешь?..

—  Слушаю, ваше превосходительство.

Полость запахнулась. Послушные лошади тронули разом, обдавая седока снежной пылью. Скрипнули полозья...

Ученицы б-го класса долго ждали перед последним уроком учительницу французского языка Соколову. Наскучив сидеть неподвижно в   ожидании, девочки затеяли безмолвную игру на партах при помощи мимики и азбуки глухонемых. Игра перешла незаметно в громкий шепот и, наконец, в общую возню. Классная дама, с неудовольствием отрываясь от книги, которую читала, застучала по столу карандашом, потом линейкой, сделала сердитый окрик и, обещав занести всех в штрафной журнал, поставила стоять весь класс.

—   Ты урок знаешь? — шепнула девочка на первой парте от стены соседке.

—   Милая, подскажи! Не читала, ей-богу, не читала. Опять кол получу, в штрафной запишут, на Пасху домой не пустят! Хоть бы не пришла! Ух! боюсь...


1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10