ПЕРАКЛАДЫ

—   Они еще маленькие, Семенка! Как вырастут, будут тебе рубахи мыть.

—   Я пойду в наймы, там мне и будут рубахи стирать... я в них не нуждаюсь.

—   Не радуйся, детка, службе, не раз будешь свои дни оплакивать!

—   Рассказывайте! Тятя выросли в службе, а чего им еще надо?

—   И. ты вырастешь в службе, так что кожа будет слазить от того роста. Но ты, Семене, не болтай, а собирайся отцу нести обед. Он, верно, такой голодный, что все глаза проглядел, высматривая тебя.

—   Я должен тятину палку взять, чтобы от собак обороняться.

—   А когда потеряешь ее, то будет отец нас обоих бить. Да не иди простоволосый, но возьми хоть отцов капелюх...

—   Тот капелюх только на глаза наседает, так что не видно дороги.

 

—   Вымой горшок и налей борщу.

—   Вы меня не учите, сколько лить, потому что я знаю.

—   Семенка, а гляди, чтобы тебя собаки не покусали.

 

 

Семенил ногами по толстой полосе пыли и оставлял за собой маленькие следы, словно белые цветы.

«Фью, пока я дойду, то это солнце меня порядочно вспарит. Но я себе соберу волосы так, как солдат, то будет мне лучше идти».

Поставил обед на дорогу и приглаживал волосы наверх головы, чтобы покрыть ее капелюхом и высматривать, как остриженный солдат. Глаза смеялись, он подпрыгнул и потрусил дальше. Но волосы из-под широкого капелюха съехали на затылок.

«Это пустяковый капелюх, вот когда я пойду в наймы, так тогда я себе ах какой капелюшок...»

Даже облизался. Пройдя еще часть дороги, он снова поставил обед на землю.

«Я нарисую себе большое колесо со спицами».

Сел посреди дороги в пыль, обводил вокруг себя палкой, потом рисовал спицы в колесе. Дальше сорвался, перескочил через горшок с обедом и побежал очень веселый.

Около каждых ворот прокрадывался, заглядывал — нет ли на дворе пса — и только тогда скоренько перебегал. Из одного двора выбежала собака и пустилась за ним. Семенка заплакал, завизжал и присел. Палка вывалилась из рук на дорогу. И порядочно так, съежившись, сидел, ждал собаку, чтобы кусала. Потом осмелился взглянуть и увидел над собою черного пса, который спокойно стоял около него.

«На, на, цыган, на кулеши ', только не кусай, ведь очень больно, да и штраф твой хозяин будет платить. А он тебе ноги переломает за тот штраф».

Щипал из платка кулеши, кидал псу по кусочку и смеялся, глядя, как он в воздухе хватает. Пес стоял с открытой пастью, также и он разевал свой рот.


1 2 3 4 5 [6] 7 8 9