НА УГЛУ (Сценка с натуры)

На углу двух улиц столпилась довольно большая кучка случайных прохожих. Какая-то баба идет прочь от нее, бросая разочарованным голосом:

—   Я думала, человека раздавили, али драка какая, а то накося!

Подхожу ближе. В центре толпы, прижавшись спиной к серому забору, стоит фокусник-японец.

В руках у него — маленькая, покрытая какой-то рванью корзинка. Он недолго возится, обдергивается и, наконец, закидывает свою голову прямо к синему, безоблачному небу; бронзовое, потное лицо его так и лоснится в жарких, полуденных лучах. Толпа молчит — и вдруг у них вырываются возгласы, впрочем не столько изумления, сколько поощрения: красные губы японца разомкнулись и из них медленно выкатывается белое яйцо.

—    Ай-да японец!

—    Это фокус незряшный.

—    Нынче, брат, яйцо полтинник десяток.

Японец берет яйцо и кладет в корзиночку. Затем опять закидывает голову и опять выкатывается яйцо, потом третье, четвертое... Возгласы толпы все увеличиваются. Покончив с этим, японец начинает что-то говорить, оживленно жестикулируя руками. На ладони у него лежит монетка. Он сжимает руку в кулак, разжимает — монеты нет. Японец делает физиономию до крайности изумленного человека, затем подносит руку к лицу, чтобы чихнуть, чихает — и из носа у него летит монетка, которую он ловко подхватывает на лету.

Затем снова и снова чихает все с тем же результатом, быстро, ловко работая обеими руками, показывая, что ему некогда рассовывать монеты по карманам, хватаясь руками за голову от такого изобилия денег.

—   Гляди, Семка, вот, брат, как монету чеканют. Понимай.

—    А отчего она катится из носу?

—    Стало быть фабрика у него в носу. Очень просто.

—    Главное, все медь да медь, ни одной марочки.

—    Да, уж это, как говорится, не баран начихал.

—   Глупые фокусы,— басит какой-то чернобородый мужчина. Ежели кладу пятачок, так единственно потому, что дружественная нация.

Кладу пятачок и я, и иду прочь. Надо спешить.

 

[1916]