Рецензии

Из письма о «Воскресении» Толстого. «...А мужик, муж Федосьи! Этот мужик называет свою бабушку «ухватистой». Вот именно у Толстого перо «ухватистое» (24).

«Я женился. Но в мои годы это как-то незаметно, точно лысинка на голове» (282).

«Гусев талантлив, хотя и наскучает скоро своим пьяным дьяконом. У него почти в каждом рассказе по пьяному дьякону» (297).

«В Андрееве нет простоты, и талант его напоминает пение искусственного соловья. А вот Скиталец воробей, но зато живой, настоящий воробей» (238).

«Фома Гордеев» написан однотонно как диссертация. Все действующие лица говорят одинаково, и способ мыслить у них одинаковый» (58).

Впрочем, будет: все равно всего не выпишешь. Что касается писем, выдающихся по содержанию, то среди них следует упомянуть переписку, вызванную неутверждением Горького в звании академика; в результате, как известно, Чехов вышел из Академии. Примечательны письма, относящиеся к созданию и постановке «Вишневого сада», особенно то, в котором дана характеристика действующих лиц. Интересны многие письма к Горькому, где Чехов говорит о его творчестве, письма, относящиеся к болезни Толстого, и т. д.

В книге довольно много снимков.

 

[1916]

«МУЗЫКАЛЬНЫЙ СОВРЕМЕННИК» №№ 1-6



 

Характер нового толстого музыкального журнала достаточно отчетливо определился в вышедших шести номерах. Перед нами — крупнейший орган музыкальной культуры в России, сгруппировавший вокруг себя почти все наиболее видные музыкально-критические силы (Энгель, Рим (ский)-Корсаков, Каратыгин, Авраамов, Сабанеев и др.). В передовой статье редакция подчеркивает полную внепартийность журнала. Твердо выдержать этот принцип — задача нелегкая ввиду кипящей у нас борьбы различных музыкальных течений. И если редакции это удается, то лишь ценою превращения журнала в периодически выходящий альманах музыкальных статей: именно такой характер носят все появившиеся доселе книжки. В нем нет никаких обязательных отделов, нет руководящих статей. Более того, редакция, не высказывая своего мнения, дает рядом по одному и тому же предмету две резко противоречащие друг другу статьи (напр., об опере А. Оленина «Кудеяр»). Говорим это, однако, не в упрек журналу, а исключительно для характеристики его: возможно, что подобная постановка дела в настоящее время наиболее целесообразна.

Содержание вышедших книжек чрезвычайно богато. Особенно ценным представляется двойной 4—5 №, полностью посвященный Скрябину. Биографию композитора дал Ю. Энгель, чрезвычайно подробно осветив всю его жизнь (кроме, впрочем, первых шагов его на музыкальном поприще), и попутно, с большим искусством подбирая различные черточки, сумел набросать его живой портрет. Отметим еще статьи Каратыгина о форме у Скрябина, Сабанеева — присяжного пропагандиста музыки Скрябина — о его творческом пути, статью Авраамова и нек. др. В остальных номерах особенное внимание обращает на себя переписка Н. А. Римского-Корсакова с Балакиревым (под ред. и с пред. Ляпунова), дающая много сведений о первых шагах «могучей кучки» и о ходе творчества юного   композитора.   Массу   фактического   материала содержит работа Столпянского «Музыка и музицирование в старом Петербурге». Незаменима автобиография Кастальского, написанная в удивительно благодушном, достолюбезном тоне; можно пожалеть разве только о ее излишней краткости. За недостатком места мы не упоминаем о других статьях, но они многочисленны, интересны и в значительной своей части доступны и для широкой публики.

Текущая музыкальная жизнь выделена на страницы «Хроники», выходящей особыми книжками при журнале от 2 до 4 раз в месяц. Содержание ее становится с каждым выпуском все богаче. Наконец, нельзя не отметить изящную внешность журнала, выходящего на прекрасной бумаге, украшенного великолепными снимками с портретов, факсимиле, рукописей и др.

 

[1916]


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45