Рецензии

Эти письма показывают, между прочим, что в ту пору Толстой энергично старался упрочить свое литературное положение. У него принцип: «драть сколько можно больше за свое писание». Подписав в числе других ближайших сотрудников обязательство печатать свои вещи исключительно в «Современнике», он через некоторое время, впрочем, совершенно дружески, выражает желание расторгнуть этот договор: во-первых, потому что ему хочется печатать и в других журналах.

Тон писем Толстого приязненный, но довольно холодный, даже после петербургского сближения; это надо отметить, потому что вообще Толстой был склонен, как известно, к большой любовности в переписке. Только одно письмо (январь 1858 г.) начинается несколькими теплыми строчками, кстати, очень характерными для Толстого, Некрасов, по-видимому, писал ему, что старается «забыться» за картами; на это Толстой отвечает: «Нехорошо это, полтора месяца не присылают расчета, любезный Николай Алексеевич, что вы так себя распустили. Нехорошо для тех, кто вас любит, нехорошо для дела и, главное, для самих вас. Ведь и без того скоро умрем и забудемся совсем, так стоит ли того насильственно забываться, да еще без счастия для себя и без пользы и счастия для других». Толстой в те годы был очень барином и графом, в среде профессиональных литераторов он чувствовал себя вероятно чужим; отсюда, может быть, и его сравнительная холодность к Некрасову. В письмах Толстого встречаются литературные отзывы, но они незначительны. Любопытен только его отзыв об «Асе», как о самом слабом из всех произведений Тургенева.

 

[1915]

 

«УКРАИНСКАЯ ЖИЗНЬ» 1915 г. №№ 1.-12Л

 

 

Москва, подписи, ц. 6 р. в год

 

Ход событий выдвинул украинский вопрос и доставил ему очень заметное место среди проблем международной политики. В странах с высоко развитой политической жизнью это быстро повело к основанию органов печати, информирующих публику о современном состоянии украинства, его запросах и о путях к удовлетворению их. Такие органы существуют, напр., на французском, немецком, английском языках; литература, практикующая об украинстве, печатается даже по-турецки, мадьярски, румынски, шведски, сербски... Поэтому приходится признать, что слабость интереса, уделяемого русским обществом украинскому вопросу, вряд ли нормальна. А ведь для него это вопрос не только международной, но и внутренней политики. Наконец, ведь украинцы — русский народ, и не интересоваться их национальным развитием, их нуждами, их культурными достижениями, значило бы не интересоваться русской жизнью.

Поэтому представляется более чем уместным упомянуть о существовании журнала, издающегося на великорусском языке и предназначенного для информации русского общества по вопросам украинской жизни. Выходит он уже не первый год, создал определенное ядро сотрудников, выработал свою физиономию. Журнал стоит на национальной украинской точке зрения; его достоинства — цельность и строгая выдержанность своей национальной позиции, осведомленность в фактическом материале, корректность по отношению к идейным противникам. Этими сторонами журнал должен вызвать внимание даже лиц, являющихся противниками украинства. Что касается талантливости печатаемых в нем статей, то они обычно если и не выше, то и не ниже среднего. Ярче всего отдел публицистики, особенно ценный статьями С. Петлюры и М. Грушевского. Крупный интерес представляет напечатанная полностью обширная «докладная записка министру народного просвещения об украинской школе», минувшей осенью поданная украинцами. Для великорусского читателя она дает много нового и хорошо подобранного материала для суждения по данному вопросу. Богат, как и обычно, отдел «На Украине и вне ее», посвященный, так сказать, хронике украинской национальной жизни. В библиографическом отделе особенно хороши разборы книг, посвященных Галиции. Всего скуднее литературная критика; но это в значительной степени лишь результат прекращения украинской прессы в России.

 

[1916]


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45