Рецензии

Повесть о Тристане и Изольде возникла на основе кельтских народных сказаний и, долго привлекая внимание средневековых певцов, неоднократно подвергалась литературной обработке на разных языках. Об этом настойчивом внимании свидетельствует, между прочим, целый ряд дошедших до нас переводов, вариантов и переделок романа. Ж- Бедье попробовал сделать из них сводку, положив в основу древнейший из известных нам текстов. Ценность достигнутых им результатов несомненна. Жаль только, что, выбирая описание действия любовного напитка, он не остановился на гораздо более тонкой главе из поэмы Готфрида Страсбургского. Русский читатель найдет ее в книге Куно Франко «История немецкой литературы», на стр. 103—4.

Эта повесть формировалась в ту пору, когда рыцарская культура заканчивала уже круг своего развития и вбирала в себя новые, ранее чуждые ей элементы. Благодаря этому содержание книги шире, а изобразительные средства разнообразнее, чем можно было бы предполагать. Говорит она о страстной, преданной, неотвратимой и в этой неотвратимости трагической любви, формы которой — изменчивы,   но   сущность — вечна   и   неизменна.   Для изображения ее в повести нашлись нужные слова, то трогательные, то нежные, то немного лукавые, но всегда и везде своеобразные. Вся же книга оставляет после себя столь редкое теперь впечатление цельности и благородной простоты. Вот, например, несколько изящных сравнений из нее: «Казалось Тристану, что долговечный терновник с острыми шипами и душистыми листами пустил корни в крови его сердца»,— так повесть описывает любовь. «Стрелы посыпались на них, как апрельский дождь». «Любовь влекла их друг к другу, как жажда влечет оленя к воде перед смертью». «Дама белее февральского снега» и т. д. Если только можно по нескольким каплям воды составить представление о реке, то пусть читатель по этим немногим словам догадается о характере всей книги.

Она — отнюдь не новинка для русской литературы. Еще триста лет тому назад существовал перевод этого романа на русский (белорусский) язык3. Теперь, однако, нам не в чем завидовать своим пращурам.

 

[1913]

 

Н. М. НИКОЛЬСКИЙ. ДРЕВНИЙ ВАВИЛОН

 

 

Популярно-научные очерки по истории культуры Сумера, Вавилона и Ассура;, С 93 рис., планом древнего Вавилона и историческою картою. Изд. т-ва «Мир». Москва 1913 г. 434 стран. Ц. 2 р.

 

Интерес современного читателя к истории мессопотамских культур может питаться довольно разнообразными источниками, устремляться в различных направлениях и на различные предметы. Причиною этого является значительность и многогранность влияния, которое оказали народы, населявшие Мессопотамию, на цивилизации европейских стран. В свое время как Вавилон, так и окружавшие его области являлись, так сказать, историческим перекрестком, точкой пересечения крупнейших путей целого ряда всяческих культур. Здесь они встречались, сюда несли свои лучшие соки, которые Вавилон перерабатывал, обогащал новыми элементами и гнал во все концы света. На Европу влияние Вавилона распространялось, конечно, не прямо, а просачиваясь через целый ряд отделявших их культур; поэтому и учтено оно может быть очень неполно и лишь приблизительно, что, впрочем, не отнимает у него характер приковывающей к себе значительности. Достаточно указать хотя бы на весьма ощутительную зависимость текста Библии от вавилонских сказаний. Многие частности нашей астрономии носят столь же явственный отпечаток вавилонского происхождения. Все это вызывает у нас при изучении Вавилона нечто большее, чем обычный исторический интерес.

Книга г. Никольского, известного специалиста по данному вопросу, чрезвычайно удачно соединяет в себе популярность изложения со свежестью фактического материала и высотой своего научного уровня. Автор дает географический очерк страны, прослеживает ход развития и исторические судьбы народностей, сменявшихся на ней, описывает их быт, верования, государственное устройство, останавливается на расшифровке современной наукой дошедших до нас клинообразных надписей и проч. Все это изложено хорошим языком, при почти полном отсутствии иностранных слов, что делает книгу доступной для всякого рядового читателя. Много помогут ему и прекрасно подобранные рисунки; исполнены они, впрочем, довольно посредственно. Общая внешность книги хороша.

 

[1914]

 


1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45