КАТЫШ (Из детской жизни)

Нынешнею пасхальною ночью Вася пришел из церкви домой взволнованным, растроганным и счастливым. Правда, так же чувствовали себя и все домашние - и мама, и братишка Сережа, и няня Ульяна, - но Вася имел на это особые причины. Началось с того, что встретившийся с ним у Кирилла и Мефодия (так называлась гимназическая церковь) "математик" Юрий Степанович пообещал перевести его во второй класс без экзамена, взяв с него обещание заниматься. Значит, Вася уже почти второклассник. Потом, когда он вышел из алтаря с тарелочкой, Соня положила ему серебряную монету, попросила сдачи и очень мило покраснела, получив ее заранее припасенными новенькими копеечками; это ведь считалось намеком на нежные чувства. Наконец, христосуясь в церкви с Васей, тетя Таня достала из корзиночки и преподнесла ему яйцо "катыш" - почти совершенно круглое, похожее на мячик. Это был прекрасный катыш! Такого Вася, пожалуй, и не видывал. Вот будет удача, когда он завтра выйдет с ним катать яйца!

И теперь, когда Вася, лежа в постели и засыпая, сквозь дрему вспоминал ласковую темень пасхальной ночи, могучее, но мягкое гуденье большого колокола, веселый перезвон других, радостное пенье, ракеты, с треском взлетавшие и, проблистав разноцветными огнями, рассыпавшиеся в вышине, фантастическое полыханье красного бенгальского огня вокруг белой церкви, унизанной сияющими лампионами, - ему все вспоминалось и никак ясно припомниться не могло еще что-то радостное и приятное. "Ах, да! Катыш!" - мелькнуло, наконец, у него в голове, - и с этою мыслью он заснул.

А утром Вася уже был на соседском дворе, правый край которого, подходя к саду, полого спускался скатом на обе стороны, отчего сюда чуть не со всей улицы собирались ребятишки катать яйца. День выдался солнечный, погожий, и по двору на припеке уже бродило несколько кучек детворы, - кто в легоньком пальтеце нараспашку, а кто и просто в форменном мундирчике или цветной рубашке, - ведя пока что разговоры о необыкновенных качествах [предназначенных для катанья] яиц.

-  Вот у меня яичко, так яичко. Прямо битка! Тупоносое.

-  Сам ты, брат, тупоносый. Ты погляди, что у него за скорлупа? Как стукнется об яйцо, - тут твоей битке и конец. Наверняка разобьется. А вот у моего скорлупа - как у кокосового ореха! Ты пощупай, какое шероховатое.

-  А я в прошлом году, помню, как начал катать мячиком по полному кону, - шесть яиц сряду выкатал. Вот Андрюшка видал, не даст соврать. Ведь правда?

Но Андрюшка, верткий, чернявый мальчуган, не отвечая, поворачивается и кричит:

-  Начинать, что ли?

-  Начинать! Считаться! Считаться!

Ребята становятся в круг. Считает все тот же Андрюшка- гроза окрестных садов и признанный ватажок (как говорится, "закоперщик") во всяческих играх. Тыкая поочередно каждому в грудь пальцем, он отрывисто бормочет:

Катилося яблочко вдоль огорода;

Кто его поднял, тот воевода.

Шишсл-вышсл,

Пошел вон.


[1] 2 3 4