ЛІТАРАТУРНА-КРЫТЫЧНЫЯ АРТЫКУЛЫ

Необыкновенная ритмичность — вот главная, всеподчиняющая особенность Купалы. Его буйные, стремительные ритмы захватывают, гипнотизируют читателя, не дают ему задержаться, опомниться, покоряют его своей власти. Ими обусловлены и все достоинства, равно как и недостатки разбираемых стихов. Богатство рифм, ярких и полнозвучных, звенящих не только на конце, но и посредине строк, удивительно звучный подбор слов, энергия выражений — все это характерно для поэзии Купалы. Но характерно для нее и отсутствие точности эпитета, ясности фразы, четкой оформленности самого стихотворения в целом, ибо все это приносится в жертву звучности и ритмичности. Лишь в последние годы деятельности Купалы эти недостатки начали исчезать, и в лице его начал вырисовываться не только «божией милостию поэт», но и умелый мастер своего дела, расширяющий круг своих тем, форм и стилей, искусно работающий над общей архитектурой произведения, конструкцией строфы, комбинациями рифм и т. п.

Несомненным талантом обладает и Якуб Колас, бывший народный учитель, печатающийся по-белорусски еще с 1906 г. Книжка его стихотворений «Песні жальбы» вышла в 1910 г., а позднейшие произведения разбросаны на страницах различных белорусских изданий. Многими сторонами своего творчества он напоминает Никитина. Это писатель простой, спокойный и всегда себе равный. Нет у него чего-нибудь особенно сильного, яркого, неожиданного, но нет и слабого, никчемного. Стих его не блещет крупными достоинствами, но всегда старательно обдуман и умело обработан. Крестьянская жизнь, ее тяжесть, поэзия труда, сельские пейзажи, национально-гражданские мотивы, тюремное одиночество *,— этим и ограничивается весь кругозор его скромной поэзии. Но столько в ней любви к родному краю, столько неподдельного, тихого лиризма, что становится вполне понятной популярность Коласа среди белорусских читателей.

В обзорах белорусской литературы к именам этих двух поэтов принято присоединять и мое. Часть принадлежащих мне стихотворений составила вышедший в 1913 г. сборник «Вянок». Конечно, с моей стороны уместна лишь характеристика, но не оценка их. Отмечу поэтому, что мое творчество было направлено главным образом на расширение круга тем и форм белорусской поэзии.

Из других белорусских поэтов в самостоятельную величину начинает вырабатываться Алесь Гарун (крестьянин, столяр), нашедший свои особые ритмы и время от времени радующий нас изящной оригинальностью стиха. Резко индивидуальную физиономию имеют немногочисленные произведения К. Каганца (лесник), от которых веет языческой Русью. Довольно своеобразны и хороши изредка появляющиеся стихотворения Тетки (М. Крапіўка), близкие многими своими сторонами к народному творчеству. На темах, касающихся любви, сосредоточилась К- Буйло («Курганная кветка»), пишущая не очень яркие, но гладкие стихи. В юмористическом роде работает А. Павлович (сб. «Снапок», 1910 г.). Упомянем еще Будьку, Гурло (крестьянин), Т. Гартного (рабочий-кожевник), Ф. Чернышевича (крестьянин), Л. Лобика (крестьянин), Янука Д. (крестьянин), К. Орла (народный учитель), Я- Журбу (народный учитель) и т. д. Внимательный читатель найдет много интересного в их не всегда искусной, но всегда безыскусственной поэзии, темы которой продиктованы окружающей жизнью.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [44] 45 46