ЛІТАРАТУРНА-КРЫТЫЧНЫЯ АРТЫКУЛЫ

БУЛГАРИН В БЕЛОРУССКОЙ ШУТОЧНОЙ ПОЭМЕ

 

 

Поэма, о которой идет речь, известна под названием «Тарас на Парнасе» '. Написана она в 40-х годах минувшего столетия, когда начали замечаться первые признаки возрождения крайне обмелевшей белорусской литературы и угасшего национального самосознания белорусов. Однако в печать попасть поэме тогда не удалось: 40-ые годы были именно тем временем, к началу которого со стороны правительства посыпался ряд систематических ударов, направленных на уничтожение национальных устоев белорусского народа. Действие белорусского права (заключенного в т. н. «Литовском статуте») было отменено, униатская религия, ставшая в крае как бы национальной белорусской верой, уничтожена, проповедь на белорусском языке воспрещена, белорусские книги конфискованы и сожжены, писание новых не дозволено. Поэтому «Тарасу на Парнасе» пришлось дожидаться содействия типографского станка вплоть до конца 80-х годов, когда запретительные указы пришли в забвение и в печати начали появляться кое-какие белорусские произведения. До тех же пор поэма распространялась среди любителей белорусской словесности в рукописном виде. Зато попав в печать, она быстро приобрела себе среди них самую широкую популярность и выдержала за четверть века полтора десятка изданий — факт, в истории белорусской литературы сравнения не имеющий.

Для такой популярности были свои причины. Поэма во многих местах полна хоть и не очень тонким, но живым и неподдельным юмором, речь ее достаточно колоритна и чиста, стих — бойкий, льющийся непринужденно, вся поэма в целом — беспретенциозна и, между прочим, довольно литературна. Эта литературность приятно выделяет ее среди белорусского творчества той эпохи.

Содержание поэмки (в ней около трехсот стихов) сводится к тому, что белорусский мужик Тарас в результате одного приключения очутился на Парнасе, среди греческих богов и богинь. Незамысловатый комический эффект поэмы достигается путем обрисовки быта богов применительно к быту зажиточного белорусского крестьянина. Но для нас, впрочем, эти страницы не интересны, а интересен выпад против Булгарина и Греча, сделанный при описании Парнаса. Вот относящееся сюда место поэмы:

Прайшоў вёрст колькі тэй дарогай,

Аж бачыць ён — тара стаіць,

А пад гарой народу многа,

Як бы кірмаш які кіпіць.

Глядзіць ён бліжай — што за ліха!

Народ не просты, ўсё паны,

Хто дужа шпарка, хто паціху

Ўсе лезуць на гару яны.

Усе з сабою цягнуць кніжкі,

Аж з іншых пот руччом плюшчыць,

Друг дружцы выціскаюць кішкі,

Аж нехта паміж іх крычыць: —

Памалу, браццы! не душьше

Мой фельетон вы і сПчелу»,

Мяне наперад вы пусціце

I не трымайце за палу.

А не, дыкда-душы ў газеце

Я вас аблаю на ўвесь свет,

Як Гогаля у прошлым леце —

Я ж сам рэдактарам газет!

Глядзіць Тарас, аж гэта сівы

Кароткі, тоўсты, як кабан,

Плюгавы, дужа некрасівы

Крычыць, як ашалелы, пан.

Нясець вялікі мех пан гэты,

Паўным-паўнюсенькі набіт:

Усё там кніжкі ды газеты...

Ну, як каробачнік той, жыд.

Таварыш поплеч З'ім ідзець

I несці кніжкі памагаець,

А сам граматыку   нясець,

Што ў семінарнях абучаюць.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46