ЛІТАРАТУРНА-КРЫТЫЧНЫЯ АРТЫКУЛЫ

В и г р а в а е, хвалить Бога,

Тугу розганяе   (стр. 148).

Сумуе, воркуе, білйм світом нудить,

Літае, шукае, дума — заблудив (стр. 2).

Наличность этих внутренних рифм, их обилие и красота блистательно подтверждают наше положение, что ассонанс в стихах Шевченко — это неотъемлемый элемент своеобразного художественного стиля, а не результат технической беспомощности. Возьмем хотя бы такое четверостишие:

Орися ж ти, розвернися,

Полем розстелися,

Та п о с і й с я добрим житом,

Долею п о л и й с я! (стр. 596).

Конечно, «розстелися» и «полийся» не более, как ассонансы, но нельзя же закрывать глаза на то, что вместе с тем все стихотворение пронизано внутренними рифмами, т. е. рифмами необязательными. А между тем это постоянный прием Шевченко.

К внутренней рифме очень близка по своему художественному значению параномазия и родственная этой последней аллитерация. Вот примеры той и другой: «Гарми-дер, галас, гам у гаі'»; «неначе ляля в льолі білій»; «туман, туман та пустота»; «нема пана Яна дома»; «у пута кутіі' не куй»; «з давнього давна у гаі над ставом»; «і помоляться на воли невольнйчі дітй». Или вот как шепчет ветер в осоке:

Хто се, хто се по сім боці

Чеше косу? Хто се?

Хто се, хто се по тім боці

Рве на собі коси? (стр. 142).

Наконец, следует остановиться еще на цезурах. Укажем, например, что все внутренние рифмы у Шевченко постоянно комбинируются с цезурой, которая, таким образом, подчеркивает и выделяет их. Но цезура и сама по себе встречается у него очень часто (особенно в двухстрочном семистопном хорее), что делает стих чрезвычайно плавным. Наиболее обычна красивая женская цезура, разрезающая строку на две равные части («Не лякайся, /подивися» — стр. 153), хотя встречаются строки, в которых даже каждая стопа снабжена цезурой («Перед / ними / море / сине» — стр. 155). Пользуется Шевченко цезурою и при других размерах. Вот несколько наиболее примечательных образчиков:

 

Виносила / Збрую — // Шаблю / Золотую I рушницю — / Гаківнйцю (стр. 354).

Чи там раду / Радять, // Як на турка / Стати Не чуемо на чужйні (стр. 150).

 

Этими сжатыми указаниями мы и ограничим нашу статью. В заключение, однако, позволим себе сформулировать несколько общих положений, наиболее определенно наметившихся в ходе предлагаемого исследования. Именно мы хотели бы указать, что в лице Шевченко мировая литература имеет поэта со стихом мелодичным и изящным,— поэта, который красоту своих произведений строил не на бьющих в глаза средствах поэтического воздействия, а, наоборот, на средствах наиболее тонких — ассонансах, аллитерациях, внутренних рифмах; поэта, который к этой красоте указанных элементов стиха присоединил еще необыкновенную силу своих ритмов, а также оригинальность, живость и грациозность разнообразных метров. Далее мы хотели бы подчеркнуть, что все это взаимно обусловливалось друг другом и восполняло друг друга, создавая в общей сложности особый поэтический мир, т. е. некоторый строго выдержанный и гармонический художественный стиль.

Стиль же этот, наконец, был стилем национально-украинским, а поэзия Шевченко — вросшей в украинскую народную поэзию и дошедшей в некоторых своих образцах до полного отожествления с ней. Таков отливающий двумя оттенками муар: ясно видно, где один и где другой, но никогда нельзя провести между ними твердой разграничительной черты. 

 

[1914]


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46