ЛІТАРАТУРНА-КРЫТЫЧНЫЯ АРТЫКУЛЫ

Но этого мало: достижение поставленной цели — поднятие уровня белорусской народной культуры — было возможно только при наличности широких интеллигентных сил; но в Белоруссии культурный слой населения слагается, во-первых, из чиновничьего болота, где задают тон общеимперские отбросы, делающие себе здесь на национально-религиозной травле карьеры, во-вторых, из польских националистов, наконец, в-третьих, из еврейской буржуазии.

 

Новый период в истории белорусской литературы имеет своей исходной точкой 1905 год, произведший глубокий переворот в психике народных масс; перед ними встал, выдвинувшись из тени на свет, целый ряд новых вопросов, требовавших немедленного разрешения, а традиционных ответов на них деревня еще не имела. Создалось горячее стремление разобраться в событиях, раздвинуть поле своего зрения, а следовательно, создался громадный спрос на идеологические ценности. В это время белорусское печатное слово сделалось настоятельной необходимостью и быстро получило небывалый размах. Заработали и легальные, и нелегальные станки, выбросившие в народные массы тучу произведений, брошюр и, наконец, даже еженедельную социалистическую газету «Нашу долю», выходившую в 10 т. экз., но чуть не еженомерно конфискованную, а потому и остановившуюся на 7 № ). В это время, осенью 1906 г., возникла и вторая, но уже более умеренная, белорусская газета «Наша ніва» [ставящая своей задачей всестороннее развитие белорусской культуры, как духовной, так и экономической. Для достижения этой цели была необходима наличность широких интеллигентных сил, но их в Белоруссии и вообще было немного, а о белорусской интеллигенции и говорить не приходилось]. Существовала лишь небольшая группа лиц, наиболее энергичные члены которой сплотились вокруг «Нашай нівы». Эти лица и вынесли на своих плечах всю тяжесть шестилетнего издания газеты. Благодаря им даже только что пере

Белорусской интеллигенции не было, и ее необходимо было выработать. I Ійтомнйком для нее и явилась «Наша ніва». Войдя в соприкосновение с народной массой в неспокойном 1906 году, она не только не утратила вслед за тем своих связей, но, наоборот, неуклонно закрепляла и увеличивала их; широкое умственное брожение, имевшее раньше место в народной среде, правда, довольно быстро исчезло, зато оставило после себя известное количество наиболее устойчивых личностей с упорной жаждой знания и не менее упорным желанием работать на пользу края. Вот эти лица и сплотились вокруг «Нашай нівы», стремившейся расширить их умственный и [гражданский] кругозор и вовлечь их в культурно-общественную работу.

Таким образом в Белоруссии создалось дотоле невиданное явление: нарождение народной интеллигенции. Конечно, и помимо [нее] в Западном крае существовал культурный класс, часть представителей которого при своей деятельности соприкасалась с народом. Но эти лица именно только соприкасались с ним, были в его массе инородными телами, а лица, сплотившиеся вокруг «Нашай нівы», выросли в народе, от народа не оторвались, им известны народные нужды и народные язвы, близка психика народа; они знают народ, и народ знает их,— знает и верит им. Поэтому-то работа их обещает быть продуктивной, поэтому-то мы и решаемся сказать, что культурное движение белорусского края ощутило, наконец, под собою твердую почву, что все более крепнущая жизненная сила действует в нем. Наиболее существенная часть этой работы, именно повседневная, мелкая, незаметная, но весьма ценная деятельность над улучшением местной жизни, никакому учету, разумеется, не поддается. Зато размеры одной из второстепенных ветвей ее — участие в литературе — вполне четко обрисовываются пред нашими глазами хотя бы следующим рядом таких цифровых данных. Высчитано, что в 52 № «Нашай нівы» за 1910 год приняло непосредственное участие 427 человек, которые дали не только 666 корреспонденции из 321 места белорусского края, но и 115 стихотворений, 60 рассказов и т. д. А ведь это было 2 года назад. За это время белорусское движение еще более усилилось, хотя характер его не изменился. Преобладающую роль в художественном творчестве до сих пор играла поэзия, как это всегда бывает в истории национальных возрождений. Лишь в самое последнее время художественная проза, все время стоявшая на заднем плане, несколько выдвинулась вперед. К сожалению, формат «Нашай нівы» не позволяет печатать ничего, превышающего 4—5 [печатных] страниц. Однако и в этой, т. е. сдавленной [—] беллетристике можно указать на несколько произведений, явно отмеченных печатью литературного таланта. Но одним литературным интересом не исчерпывается значение этих произведений. Для нас, русских читателей, не меньший интерес должно представлять то обстоятельство, что, во-первых, эта беллетристика идет в народ и, во-вторых, что она идет из народа. Вспомнив, с каким страстным нетерпением ждали лучшие представители русской интеллигенции нарождения этого типа литературы, мы решимся предложить нашу книгу вниманию [массового] читателя в твердой надежде, что она встретит себе должную оценку. Материалы для нее даны в предыдущих строках.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46