ГРИЦЬКО ЧУПРИНКА

Закипела веселая работа! Стихийно порожденные приемы творчества усваивались, разрабатывались, в поэзии пролагался новый «битий шлях», проводилась новая борозда. Все поражало своей небывалостью, неожиданностью, своим подъемом, опьяняло звуком и звучностью, дышало творчеством, инициативой — и, казалось, конца этому не будет. Книжка выходила за книжкой, создавая какой-то праздник молодых, свежих поэтических сил, чаруя и.изумляя своей звуковой живописью, даря такие циклы, как «Подзвіння» , и такие стихотворения, как «Моя муза» и «Давній образ». В самом содержании порой глубоко и страстно звучала одна побочная струна — та, которая говорила о смерти. Недочеты? Они были все налицо, но кто хотел их замечать, когда на глазах у всех рос такой буйный, такой яркий талант? Казалось, что это детская болезнь, что талант в своем безудержном развитии легко все одолеет, все переможет, и вряд ли кто понимал, что для такого типа творчества это роковые, кровно присущие ему недостатки.

Но узка была сфера, предоставленная Чупринке приемами и содержанием его поэзии. Все скоро было исчерпано, исхожено во всех направлениях, а затем оставалось только одно — «повторение пройденного»; для творческой работы, для новых достижений уже не было места. Тогда все яснее стали проступать в стихах недочеты, обнаженнее стала плоскость и крикливость содержания, несложность этого творчества, и, кидаясь в глаза десятки и десятки раз, все это раздражало, утомляло, надоедало. Утомляли недостатки, утомляло, и все творчество в целом, ибо с гнетущим однообразием проходили перед глазами читателя одни и те же немногочисленные приемы, темы, образы, слова давно уже примелькавшиеся, потерявшие всякую силу и власть. Вот книжка «Контрасти» (1913 г.) —порождение не творчества, а привычных приемов. Трудно из нее что-либо выделить, указать, какие пьески лучше, какие хуже,— так все сливается в бесцветную, однообразную массу. Творчество Чупринки хлынуло, словно вешняя полая вода, и, широко разлившись, стремительно убывало, рассудочность выдвигалась вперед, и, как завершение этого, в 1913 г. появилась поэма «Лицарь-Сам», насквозь надуманная, безвкусная, мертвенная.

Наш обзор художественного пути Чупринки доведен до конца. Народная песня сказала правду,— «високо сонце всходить, низенько заходить». Но это — не вся правда; она в том, что солнце взойдет вновь и вновь. Будем помнить, что талант Чупринки рос, искал свои тропы и дороги, горел творчеством и, лишь дойдя до крайней степени яркости и выразительности, подарив украинской поэзии ряд прекрасных страниц, достигнув своего апогея, стал склоняться к закату. Творческий путь пройден до конца, но пройден, как никем иным, и пройден [не бесславно, не бесплодно] 8. Более того: кончен путь, но ведь не кончен талант! Содержание можно углубить и расширить, можно создать для него новые приемы, новые средства художественного воздействия — лишь бы не замирал дух искания, не иссякли творческие силы.

 

[1916]


1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10]