В. САМИЙЛЕНКО

 Давно колись, малим хлоп'ям,

Бувало, дивлячись на зорі,

Я часто, часто прагнув сам

Між ix поринути в простору

Я думав: там шасливий край,

Там невідомі наші болі,

Туди летить у тихий рай

Душа намученая долі.

Но теперь эта мысль оставлена:

Я бачу в зорях тих ясних

Велйкі сонця незчйсленні,

I на планетах округ них

Істотй нудяться стражденні.

Такі ж fx души, як у нас.

Так само прагнуть щастя й знания,

I плачуть на прожитии час

За невдоволені бажання.

I скількй іх, з краів бідй

Рвучись у рай з плачем гарячим,

Своі' надіі шлють туди,

Де ми горюемо та плачем!

К людям, к человечеству никогда не уставала возвращаться мысль Самийленко, вернее — она от них почти не отрывалась. Это — предмет его постоянных дум. Однако люди не заслонили от него человека. Напротив, он живет интересами человеческой личности, именно они являются для него мерилом ценности социального уклада, и урезат.ь их во славу какого-либо идола или идеала он не покусился ни разу. Но чтобы углубить свою жизнь, чтобы наполнить ее достойным содержанием, необходимо выйти из круга узколичных стремлений, проникнуться интересами более широкого охвата — интересами общественными. Из их сферы редко удаляется мысль Самийленко. Ее темы — судьбы униженных и угнетенных, поставленных на нижнюю ступеньку общественной лестницы, еще чаще — судьбы украинской нации. И если, говоря о первых, поэзия его дала мало своеобразного и выразительного, привлекая только простотой и искренностью тона, то работа чувства и мысли, порожденная проснувшимся национальным сознанием, запечатлелась в его творчестве наиболее сильно и оригинально. Это — один из тех мотивов, которые в таком виде ис такой силой никогда не звучали в литературах народов мировых, не знавших национального угнетения. И это — мотив, разработка которого является со стороны национальностей, урезанных в праве на существование, большим вкладом в сокровищницу общечеловеческой культуры. Творчество Самийленко освещало пути национального дела, вдохновлялось движением национального чувства, проникнутое то пафосом, то юмором, то сарказмом, и эти его создания едва ли не лучшее из всего написанного им. Вот, например, его «Веселка»:


1 2 3 4 5 [6] 7 8 9