В. САМИЙЛЕНКО

Мы отметили основные черты, свойственные юмористическому типу миросозерцания. Но сказанное здесь может служить в то же время и характеристикой Самийленко. Его творчество является полным и законченным представителем этого типа. Оно прежде всего глубоко созерцательно. Самийленко по существу не столько непосредственный участник жизни, сколько ее наблюдатель, хотя и далеко не безразличный к происходящему перед ним. Там, в толпе, друзья и враги его жизненного дела, и он ясно различает их, и его сердце бьется в унисон с дружескими сердцами, и метко язвят врагов стрелы его стиха, и слова ободрения обращает он к друзьям. Но он — не в сутолоке, он стоит вне ее, смотря на все как бы со стороны. Потому-то так и силен в его стихах элемент оценки. Обдуманность и неторопливость — вот что характерно для них. Они все прошли через горнило мысли, и на всех их видна ее печать. Мысль — природная стихия Самийленко, вне которой он не может творить,— и она у него проста, человечна и культурна. Его созерцательности очень свойственно раздумье. Он хочет не только наблюдать, но и понимать. И еще одно: он не исключителен. Взвешивая и продумывая, он мерит одною мерою и своим и чужим, оставляя за собой право видеть и у своей стороны слабости и недостатки. Он шире своих вкусов и пристрастий, а они у него — широки. Он осторожен в обращении с несозвучным своей душе. Резкие выпады у него — исключение. Он мягок: словно какое-то «теплое течение», берущее начало из глубины сердца, проходит через всю его книгу. Жизнь, с которою он соприкасается, освящена его умным юмором, углублена его грустью. Они прекрасно дополняли друг друга. Не только комическое в возвышенном, как иные определяют юмор, но и истинно возвышенное нашло себе место в его душе. Улыбка часто исчезает из его стихов, сменяясь трогательным, прочувствованным, иногда даже сентиментальным. Тихий прибой лиризма звучит здесь, равно как и в его раздумьях,— лиризма не шумного и не бурного, но зато постоянного и неподдельного. И все это, вместе взятое, сливается в один цельный образ. Не об юмористической жилке в произведениях Самийленко приходится говорить, а о чем-то более сложном и значительном: о целостном поэтическом мироотношении, названном юмористическим, где юмор — лишь один из составных элементов, одно звено в их непрерывной цепи. Сравните характеристику психологических черт творчества Самийленко с абрисом мировоззрения, основанного на юморе: здесь все совпадает. Лишь одну «поправку на индивидуальность» следовало бы"в данном случае сделать: отметить сравнительно сильную струю сатиры в его стихах. Произведения, проникнутые ею, немногочисленны, но принадлежат к лучшим созданиям Самийленко; его речь здесь достигает исключительной выразительности, подымаясь до пафоса, обрушиваясь на врагов и умно ударяя по своим.

Таким образом, психологический тип творчества Самийленко в общем намечен и уяснен. Остается вторая часть задачи: показать, каким индивидуальным содержанием было заполнено оно; установить, каковы те конкретные черты, которые именно в пределах данного типа дают Самийленко своеобразный облик. Начнем с рассмотрения комбинации влияний, преломившихся в его поэзии. Ведь особенности в подборе и усвоении их необходимо являются одним из слагаемых в общей сумме черт, характеризующих личность.

Конечно, здесь многое ускользает от нашего внимания и не поддается анализу. Такой зоркий критик, как Ив. Франко, пишет в предисловии к книжке Самийленко: «Який був його духовий розвій, які вчйтелі, які впливи, що корисно чи шкідлйво відбйвалося на формуванню його души І на ГГ випливах — його творах? Нічего сего ми не знаемо». С последним утверждением трудно согласиться. Нет, мы знаем кое-что, хотя и далеко не все. Пусть «сам Самійленко занадто скромний і тихий, щоб уводити нас у таемну робітню своего духа», но ведь оставили же эти влияния какой-либо след в его творчестве; а они нам постольку, собственно, и интересны, поскольку запечатлели здесь себя. Значит, наиболее выразительные из них во всяком случае возможно установить.


1 2 3 [4] 5 6 7 8 9