К ГЕНЕАЛОГИИ ОДНОГО СТИХОТВОРЕНИЯ

Граф А.Толстой значительную часть своей жизни провел в Белоруссии (в имении Красный Рог Мглинского у. Черниговской губ.) - Там протекло его детство, там он неоднократно жил и позднее, там же он и скончался. Впрочем, что такое Белоруссия — во времена Толстого было плохо известно, и, например, сам он полагал, что живет на Украине * (в доказательство сошлемся хотя бы на его автобиографию). Это ошибка: Мглинский уезд— местность, бесспорно, белорусская, и притом отделенная от Украины довольно широкой белорусской же полосой. Достаточно простой справки с этнографической картой, чтобы убедиться в этом. Но, конечно. Толстому вольно было и не знать этнографии. Менее простительно это биографам поэта, упорно повторяющим вслед за ним его ошибку.

Несмотря на свое долговременное пребывание в Белоруссии, Толстой остался чужд белорусской (тем более украинской) стихии. Он, неоднократно пытавшийся создать нечто идентичное народной песне, воссоздавал исключительно песню великорусскую, и лишь ее богатства так или иначе использовал для своих стихотворений, написанных в общепринятой форме. Внимательно присматриваясь к его творчеству, не замечаешь хотя бы частичного влияния белорусской (и украинской) народной поэзии,— заимствования какого-либо своеобразного размера, сравнения, эпитета, художественного приема, наконец, сюжета. Видно, для Белоруссии Толстой всегда был чуж-чуженин *.

Впрочем, из сказанного следует сделать одно исключение. Говоря так, я имею в виду эту грациозную пьеску:

Источник за вишневым садом,

Следы голых девичьих ног,

И тут же оттиснулся рядом

Гвоздями подбитый сапог.

Все тихо на месте их встречи.

Но чует ревниво мой ум

И шепот, и страстные речи,

И ведер расплесканных шум...

За местным колоритом Толстой, видимо, и в этом стихотворении не гнался. Почему бы, например, непременно «источник», а не «криница»? Однако примечательно,что образ, зарисованный здесь гр. Толстым, встречается в белорусской народной поэзии. Вот веснянка, записанная в недалеком от Красного Рога Гомельском у. Могилевской губ. (запись сильно обработана собирательницей, в смысле фонетики, на белорусский манер):

Походжено, поброджено коло моей хаты,

Ти шевчики, ти кревчики, подковочки значны.

Як возьму я метёлочку следы заметати.

Чтоб не знала, не ведала моя родна мати.


[1] 2