Памятник в Ялте



Певец синеокой Беларуси

Наталия Добрынская

Письмо из-за границы

       «Летом прошлого года наша семья отдыхала в Ялте: купались, загорали и путешествовали. Одно из мест, которое мы посетили, была могила великого белорусского поэта Максима Богдановича, который умер в 1917 году вдали от своей синеокой родины и похоронен на старом ялтинском кладбище.
         Имя Максима Адамовича Богдановича стоит в одном ряду с великими деятелями белорусского возрождения начала XIX века, нашими народными поэтами Янкой Купалой и Якубом Колосом. Максима Богдановича высоко чтут в Белоруссии. Его именем названы улицы во многих городах и учебные заведения. Каждый белорус, бывая в Ялте, считает делом своей чести посетить и преклониться могиле великого поэта.
         Приятно было увидеть красивое надгробие из светлого гранита и ухоженную могилу, которая была буквально засыпана свежими цветами и сувенирами из многих городов Белоруссии. Мы так же оставили сувенир с гербом города Бреста.
          С уважением — Шамело Ирина, Александр, Владислав. г. Брест, Беларусь».

        Поэт впервые приехал в Ялту весной 1909 года из-за мучившей его болезни. Здесь он отдыхал и лечился, продолжая, меж тем, работать. В то время он написал стихотворения «Мы говорим вдвоем», «Я больной, бескрылый поэт», «Уже время домой собираться» и другие.
        Летом 1915 года Максим Адамович приезжал на лечение в Старый Крым, жил в Феодосии, Коктебеле. Третья поездка Богдановича в Крым в начале 1917 года была последней. Он поселился в Ялте. Здоровье его все ухудшалось, но он не прекращал писать: заново пересматривал свою книжку «Вянок», отбирал стихи для следующих изданий, составлял белорусский букварь. Здесь, в Ялте, написаны последние его стихотворения: «Набегает оно...», «Пролетайте, вы, дни...», «В краю светлом, где я умираю...».
       Очевидно, что большую часть своей короткой жизни Максим Богданович провел вдали от родины. Но почти все, что он написал, посвящено ей — с любовью к ней, с постоянной думой о ней, с тревогой за белорусский народ:

Народ, белорусский народ!
Ты — темный, слепой, словно крот.
Тобою всегда помыкали,
Ты был подъяремным века,
И душу твою обокрали,
У нее даже нет языка.

(Перевод Николая Глазкова).

        Когда читаешь эти строки, вспомнишь, пожалуй, аксиому христианства «душа человека есть кровь его». А что же является кровью целого народа, как не его язык! Язык синеокой Беларуси в строках ее верного сына раскрывает самую суть славянской души. Ведь независимо от того, белорус ли, украинец ли, русский ли уедет на чужбину, нас мучит одно — жгучая тоска по родным местам. И пока политики трех стран-сестер ищут межнациональные различия, мы знаем, в чем наше сходство.

На чужбине

Царство цветов на поляне красивой.
Что же хожу я — тосклив, одинок?
Вижу: кивнул мне головкою синей,
Словно забытый в тени, василек.

       Любой из нас так будет печалиться у кипариса, встреченного неожиданно, в каком-нибудь ботаническом саду далеко от Крыма. Вот и Максим Адамович тосковал в нашем городе, когда в мае 1917-го, в самом расцвете своего поэтического таланта, он стоял на пороге неумолимой смерти.

Не кукуй, бездомная кукушка,
В роще от зари и до зари, —
Чем сулить вслепую долголетье,
Лучше ничего не говори.
Если бы мое больное сердце
Выслушала, словно чуткий врач,
Ты бы в этот миг неумолимый
Не смогла б сдержать печальный плач.
Покидая белый свет, прошу я,
Коль тебе не в тягость горевать,
Над моей неброскою могилой
Прилетай порой покуковать.

(Перевод Ивана Смирнова).

       В том месте, где стоял на улице Крымской дом, в котором умер поэт, сейчас находится клуб санатория КЧФ «Ялта». На фасадной стене клуба установлена памятная доска.
      Ялтинцы и крымчане чтут память талантливого сына великого белорусского народа. К десятилетию со дня смерти поэта на его могиле силами горожан был установлен обелиск из серого и светло-коричневого известняка. Совсем недавно был установлен новый монумент (на снимке), у подножия памятника цветы, венки, национальная символика Беларуси.
     50 лет назад в парке санатория «Белоруссия» в Кореизе был открыт памятник поэту — бронзовый бюст на постаменте из диабаза.
     В этом году к XXXI Международному Пушкинскому празднику поэзии в Крыму приурочены торжественные мероприятия, связанные с именем Максима Богдановича.
     Как ни печальна дата смерти молодого поэта, совершенно не хочется заканчивать статью на пессимистической ноте. В конце концов, он был молодым, полным романтики человеком. Его стихи таким нам и оставили образ поэта — влюбленного, страдающего юноши с пылким сердцем и чистой душой.

При подготовке материала использовалась информация с  http://yalta.org.ua/