Из воспоминаний о Максиме Адамовиче Богдановиче

Знакомство мое с Максимом Богдановичем было непродолжительным, но довольно тесным, перешедшим впоследствии в дружбу. Познакомил меня с Максимом Адамовичем, когда он был студентом, небезызвестный в Ярославле учитель, автор книги «Наш край», редактор журнала «Русский экскурсант» П. А. Критский.

После первого же посещения моей квартиры Максим Адамович стал часто приходить ко мне, и мы с ним подолгу беседовали о разных вопросах, больше о литературе.

Максим Адамович декламировал стихи и прочих поэтов; с жаром рассказывал о своей родной Белоруссии и о тяжелом положении ее обездоленного народа. Он всецело готовился посвятить свою жизнь для блага своей отчизны. Он был очень скромным и отзывчивым человеком, сам будучи материально ограниченным, он нередко помогал нуждающимся.

Максим Адамович принимал близкое участие в издающейся в Ярославле газете «Голос», где мы нередко встречались. Однажды я прочел в газете небольшое стихотворение под названием «Осенью» за подписью «Ек. Февра-лева». Стихи мне поправились, и я

при встрече с Максимом Адамовичем спросил его, не знает ли он, кто автор этого стихотворения. «Это написал я,— ответил мне Максим Адамович и прибавил: — Я очень люблю видеть беременных женщин и всегда готов преклониться перед такой женщиной, которая готовится воспроизвести на свет будущего члена общества — человека.

Поистине она выполняет величайшее назначение женщины!»

Иногда, в минуты откровенности, Максим Адамович посвящал меня в свои сердечные тайны. Он рассказал мне о своем увлечении женщиной. Будучи на юге (1915 г.), М. А. встретил даму и полюбил ее, но, к сожалению, рассказывал он,— эта любовь причинила ему много печали и, возможно, что отразилась на здоровье, она была замужняя, и они не могли с ней жить вместе.

Максим Адамович живо интересовался фольклором, любил слушать о крестьянских обычаях, любил песни, частушки, пословицы, поговорки и т. п. и всегда советовал мне продолжать это дело.

Однажды в разговоре о стихах я спросил о форме «триолета». Максим Адамович взял карандаш и экспромтом написал следующее стихотворение (триолет):

Николай Иваныч,

Вы ли Главный города отец!

Вот уж, право, изумили!

 Николай Иваныч, Вы ли?

И солидный бы купец,

А вот с сахаром накрыли.

Николай Иваныч, Вы ли?

Гласный города отец!

Упоминаемый в стихах Николай Иванович был в Ярославле в то время видный торговец, бакалейщик Н. И. Масленников.

Я редко видел М. А. веселым, он был задумчив, но говорить любил. На себя он мало обращал внимания. Он даже не замечал, что у него худая рубашка и посторонние обращают на него внимание.

Расстались мы с ним неожиданно — он уехал на юг, а меня мобилизовали и отправили на фронт. Спустя несколько времени я узнаю о его смерти.

Он оставил по себе хорошую, добрую память.

 

[1923]