Материалы к биографии Максима Адамовича Богдановича

Партия содрогалась от нанесенного ей оглушительного удара: многие были арестованы, другие, терроризированные обысками и арестами, стали отчаливать в сторону, обособляться; появились зловещие признаки разложения: общее недовольство, взаимные счеты и пререкания, обвинения, третейские суды, в которых мне неоднократно приходилось фигурировать в качестве арбитра. Тяжелое это было время. Но здесь не место об этом рассказывать: я сделаю это в свое время и в другом месте.

Такое печальное положение нашей, некогда цветущей организации, не могло, разумеется, не отразиться на моем состоянии духа и моей жены: она была в постоянной тревоге за мою судьбу.

В это печальное время появился на свет Максим (как уже сказано, 27 ноября 1891 г. в 9 часов вечера, коли надо точность). Не много причинил он страданий своей матери, не в пример старшему брату. Дело было вечером, я давал уроки в еврейском ремесленном училище, куда приехали за мной. Тогда я приехал с акушеркой, прихватив ее по пути, не прошло и получаса, как недовольный крик новоявленного человечка радостно отдался в моем сердце и искаженное лицо матери стало обычным и осветилось счастливой улыбкой.

Старая история: разглядев свое произведение, мать находила, что он, как две капли воды, похож на меня. Я, всмотревшись, находил: вылитая мать. Это диалектическое противоречие было снято И. С. Плеханом, моим товарищем по школе и народовольчеству, его крестным, который сказал: он похож на самого себя.

Ребенок был здоровый, хорошо сложенный, 9 фунтов весом. Довольно-таки капризный и претенциозный: он иначе не засыпал, как под укачивание на руках, а вскоре стал требовать, чтобы с ним подплясывали, унашивая, и бедная мать изнемогала (да, впрочем, и отец, нечего греха таить) от этой его ранней склонности к ритму. Довольно-таки долго продолжалась эта пляска под припевом.

Первая маленькая катастрофа. Двух месяцев от роду он уже испытал сильнейшую боль, поразившую его маленькое тельце. Мать, выкупав, хотела посыпать, где следует, детской присыпкой.

— Посвети мне,— сказала она сестре.

Та подошла с лампой в руках и стала сзади. Цилиндрическое стекло треснуло по тонкой шейке, рука дрогнула, и от толчка раскаленный цилиндр падает прямо на животик. Ужасающий крик ребенка и матери. Мать остолбенела от ужаса. Я, бросившись на крик, схватил стекло с его извивающегося тельца. Вздулся пузырь с ладонь величиной. Два месяца приятель, доктор Б. И. Гриневицкий, в то время еще молодой человек, самоотверженно ходил от вокзала на Троицкую гору делать перевязки, пока рана не зажила.

Ввиду открывшегося у меня кровотечения из горла врачи безусловно запретили мне занятия в школе. Пришлось менять любимое дело. Из всех возможных должностей я выбрал службу в Крестьянском банке, как такую, где я мог работать на пользу народа. Я просил о назначении меня в Минское отделение банка, мне обещали, так как была вакансия, но она была заменена ставленником вновь назначенного управляющего отделением, и мне предложили в Гродно.

Я согласился и был туда назначен в июне 1892 г. Устроившись на новом месте, я приехал за семьей, и приблизительно в половине июля мы переехали в Гродно, простившись с Минском, где прошли мои молодые годы, полные кипучей деятельности. Достаточно сказать, что я занимался в двух, а иногда и в трех училищах, имел частные уроки, групповые и единичные, занимался по меньшей мере в двух, а иногда и в трех кружках саморазвития с революционным уклоном, руководил чтением, вел пропаганду среди народных учителей, иногда учился сам, сотрудничал в местной печати, поставляя этнографические материалы Шейну для академических сборников, и принимал деятельное участие в местной руководящей группе народовольческой партии. Бывали у нас и литературные вечера, и рефераты, и вечера, и пикники, и поездки на лодках — и на все это хватало времени.


1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25