Материалы к биографии Максима Адамовича Богдановича

Ее карточки не дают никакого понятия не только об ее духовном облике, но даже и о внешнем. Это — маска, лишенная жизни; а она была вся сверкающая, поющая жизнь, вся движение, радость, восторг.

Повышенная чувствительность в обыденной жизни с ее мелочными происшествиями иногда проявлялась вспыльчивостью с моментальной отходчивостью, но ее прирожденное чувство правды и любовь к справедливости делали безобидным этот маленький недостаток характера (мне, впрочем, доставляющий только удовольствие): она тут же, сама собой, сознавала свою неправоту или несправедливость и искренне каялась или извинялась.

Единственно, в чем она была неисправима, пристрастна, погрешала против справедливости, так только в том, что она считала своих детей без сравнения лучше всяких других детей, ей известных...

Извиним ей это маленькое пристрастие, ей, матери, так бесконечно любившей своих детей.

Вышла она замуж 19 лет, а мне было 26.

Родилась она в г. Игумене в 1869 г. (точной даты я теперь не помню, но она имеется у меня в бумагах), а скончалась в г. Гродно 4 октября 1896 г. 27 лет с небольшим от роду.

Надо ли говорить, что наше супружество, поскольку это зависело от нашей взаимной любви, было одним из счастливейших?

Да и внешние условия были не из плохих. Я зарабатывал довольно много, до 1500 руб. в год при готовой квартире с отоплением и освещением.

Круг знакомства у меня был как в Минске, так и в Гродно обширный и состоял из отборных людей, цвета интеллигенции; в Минске — преимущественно революционной, в Гродно — преимущественно из культурных работников: врачи, лучшие офицеры, учителя.

Часто у нас собиралась молодежь, особенно в Минске.

Пение, декламация, чтение, беседы, споры... Разнообразно, красочно-заманчиво, интересно жилось вплоть до неожиданной, негаданной катастрофы — скоротечной чахотки у жены. Детей у нас было четверо. Первенец Вадим родился 6 марта 1890 г., Максим — 27 ноября 1891 г. Оба родились в Минске, на Троицкой горе, по Александровской улице, в доме Коркозовича (теперь № 25), что во дворе, во втором этаже, где в то время помещалось 1-е приходское училище и моя учительская квартира (направо от входа). Лев родился в Гродно 14 ноября 1894 г., дочь Нина —

мая 1896 г. Ее роды и послужили для развития болезни у матери, обнаруженной только месяц спустя.

Деревня, кефир, кваякол, кодеин — ничто не помогло: в октябре ее не стало. Похоронена она на Гродненском православном кладбище перед церковью, вправо от главных ворот и дороги в церковь. Над ее могилой был воздвигнут дубовый крест с табличкой, где было написано ее имя, день смерти и возраст. Могила была поручена попечению моих друзей, но никого из них в Гродно уже нет.

Маленький эпизод из детства Максима. В роковое утро 4 октября он проснулся очень рано и чрезвычайно расшалился. Беготня, песни, смех, возня... А мать уже, видимо, доживает свой последний час.

—   Доктора— сказала она мне. Я бегу за доктором, ее лечившим, И. К. Семакиным, но, выбегая, чтобы прекратить эту буйную веселость так не гармонировавшую с печальной торжественностью момента, посадил его на стул.

—   Сиди спокойно.

И он весь как-то печально поник, как бы осунулся. Видно, лицо мое говорило о чем-то недобром.


1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25