Дарогамі Максіма

...Миша... судорожно ухватился руками за выступ стены, прильнул к стеклу своим посиневшим от стужи лицом и, широко раскрытыми глазами так и впился в представившуюся его взорам картину: прямо против него, почти у самого окна, стояла чудная гнедая лошадка с настоящею шерстью и гривой; а перед ней на корточках сидел мальчик его лет и одной рукой гладил лошадку по спине, а другой — старался запихнуть ей в рот пряник.

«Ведь это моя лошадка! — промелькнуло в голове у Миши: — Я такую именно хотел иметь. Как же она сюда попала?» И он хотел было закричать, чтобы отдали ему его лошадку. Но смутно сообразив, что это было бы бесполезно, он удержался от крика. Тут его охватило отчаяние: лицо его передернуло, как будто от сильной, внутренней боли, глаза съежились, и все его маленькое тельце заколыхалось от неудержимых рыданий...»

На плач выходзіць швейцар і праганяе бедных сірот. Багатая ёлка не для іх. Шчасце бядняк можа бачыць толь-кі ў сне. На той час такая думка абуджала спагаду да па-кут простага люду і гаварыла пра гуманныя логляды аўта-ра. I як шкада, што раптоўная смерць абарвала гэты талент на самым пачатку.

Побач з «Гродненскими губернскими ведомостями», дзе надрукавана апавяданне, у шкатулцы захоўвалася і копія апошняга Марыльчыпага пасведчання за № 842.

«Дано сие от Гродненского Софийского Собора в том, что в копии метрріческой книги сего Собора за 1896 г., в 11Т части «об умерших» под № 85 женского пола значится: 1896 г. октября четвертого дня умерла от скоротечной чахотки жена помощника бухгалтера Гродненского отделения Крестьянского банка Адама Егоровича Богдановича Мария Афанасьевна 27 лет от роду и шестого того же октября погребена на городском кладбище».

Адам Ягоравіч у сваіх успамінах удакладняе месца па-хавання: «Похоронена она па Гродненском православном кладбище перед церковью, вправо от главных ворот и дороги в церковь».

Я прывёў тэта ўсё для таго, каб можна было парэшце адшукаць магілу маці паэта і ўзяць, каму належыць, на сябе клопаты пра яе догляд.

Пасля смерці Марылькі Адам Ягоравіч; як нам вядома, э сям'ёй пераязджае ў Ніжпі Ноўгарад. Пра яго жыццё і сямейныя перамены можна скласці ўяўленне па даку-меігтах, якія ў пэўпай меры характарызуюць поравы таго часу.

Вось пасведчанне, выдадзенае Сялянскім пазямельным банкам, дзе каліграфічным почыркам напісана:

«Дано сие от Крестьянского поземельного банка бухгалтеру Нижегородского отделения сего банка, коллежскому регистратору Адаму Георгиевичу Богдановичу в том, что он, как и с формулярного о службе его списка видно: 34 лет от роду, вероисповедания православного, вдов, и что к вступлению его во второй законный брак с девицею дворянкой Александрой Павловной Волжиной со стороны Крестьянскаго банка препятствий не встречается, что и удостоверяется надлежащею подписью с приложением казенной печати».

Тут мы павінны сёе-тое ўдакладніць. Даведка выдадзе-на была 20 студзеня 1899 г., а Адам Ягоравіч нарадзіўся 20 сакавіка 1862 г., дык яму ў той час было не 34 гады, а без двух месяцаў 37 год. Нявеста ж Аляксандра Волжы-на мела не болын за 20. Розніца ў 17 год кідалася ў вочы, і таму Адам Ягоравіч палічыў патрэбным крыху падма-ладзіцца.

Увогуле звычаі таго часу прыпосілі людзям пямала турбот, сваімі недарэчнасцямі ўскладнялі сямейныя адно-сіны. Тэта на сабе адчуў Адам Ягоравіч пасля смерці другой жонкі.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34